new_year

Статьи

Главная Несет ли УК субсидиарную ответственность по долгам ТСЖ. I часть

Показать статьи темы

за


Несет ли УК субсидиарную ответственность по долгам ТСЖ. I часть

РСО обратилось в АС с заявлением о признании ТСЖ банкротом. Ввиду отсутствия средств для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, производство по данному делу было прекращено на основании п. 1 ст. 57 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). В связи с чем, у РСО возникло право на обращение с заявлением о привлечении контролирующих ТСЖ лиц к субсидиарной ответственности в силу п.п. 3, 4 ст. 61.14, п. 1 ст. 61.19 Закона о банкротстве.

Перед тем, как перейти к обзору решений судов по указанному делу о привлечении управляющей организации в качестве контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности по обязательствам ТСЖ, не пожалеем времени и более подробно остановимся на том, кто же признается контролирующим лицом должника и какие обязательства возлагаются на данное лицо.

В целях Закона о банкротстве под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий (п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

Согласно п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо:

  • являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии;
  • имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника.

Таким образом, по общему правилу необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Такой подход был сформирован в разъяснениях, сформулированных в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление Пленума № 53).

Как следует из п. 2 ст. 61.10 Закона о банкротстве возможность определять действия должника может достигаться:

  1. в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения;

  2. в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;

  3. в силу должностного положения (в частности, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника либо лиц, указанных в подпункте 2 пункта 4 настоящей статьи, а также иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника);

  4. иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

В соответствии с абзацем 4 п. 3 Постановления Пленума № 53 лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что оно состояло в отношениях родства или свойства с членами органов должника, либо ему были переданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в том числе в рамках обычной хозяйственной деятельности, либо оно замещало должности главного бухгалтера, финансового директора должника (подпункты 1 - 3 пункта 2 статьи 61.10 Закона о банкротстве).

В ситуации, когда на доме создается «ленивое» ТСЖ, для управления многоквартирным домом (далее - МКД) оно заключает договор управления с управляющей организацией, при этом в данном случае способ управления остается тем же, если бы ТСЖ самостоятельно осуществляло управление МКД – товарищество собственников жилья.

Напомним, что в соответствии с ч. 2.2. ст. 161 Жилищного кодекса РФ, при заключении договора управления с управляющей организацией именно ТСЖ осуществляет контроль за выполнением управляющей организацией обязательств по такому договору, в том числе за оказанием всех услуг и (или) выполнением работ, обеспечивающих надлежащее содержание общего имущества в данном доме, за предоставлением коммунальных услуг в зависимости от уровня благоустройства данного дома.

Трудно представить ситуацию в доме с «ленивым» ТСЖ, при которой управляющая организация каким-либо образом диктовало бы условия ТСЖ о том, каким образом товариществу необходимо вести свою хозяйственно-финансовую деятельность либо оказывало давление на принятие органами управления тех или иных решений.

Вместе с тем, решением Арбитражного суда г. Москвы от 01.08.2019г. по делу № А40-220573/18-101-278, оставленном без изменения Постановлением 9 ААС от 28.10.2019г. № 09АП-55110/2019, 09АП-56398/2019 к субсидиарной ответственности по обязательствам ТСЖ привлечена управляющая организация, с которой в пользу ПАО «МОЭК» в порядке субсидиарной ответственности взысканы денежные средства порядка 2 миллионов рублей.

При этом, в удовлетворении требований о привлечении председателя и учредителей ТСЖ к субсидиарной ответственности по обязательствам ТСЖ было отказано. Свои требования РСО мотивировало тем, что контролирующими должника лицами не предприняты, в том числе:

  1. меры по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом;

  2. меры по взысканию дебиторской задолженности и направлению этих денежных средств на уменьшение кредиторской задолженности ТСЖ.

По первому доводу суд пришел к выводу о недоказанности РСО наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности за неподачу ими заявления о банкротстве ТСЖ.

По второму же доводу суд указал на следующее:

«При установлении вины контролирующих должника лиц (органа управления и акционеров должника) необходимо подтверждение фактов их недобросовестности и неразумности при совершении спорных сделок, и наличия причинно-следственной связи между указанными действиями и негативными последствиями (ухудшение финансового состояния общества и последующее банкротство должника).

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении вопросов, связанных с ответственностью учредителя (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», следует, что арбитражным судам необходимо принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

В пунктах 3-5 указанного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснено, что неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации, до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, не отложил принятие решения до получения дополнительной информации.

Согласно положениям Федерального закона от 15.06.1996 № 72-ФЗ «О товариществах собственников жилья», действовавшего в период создания ТСЖ «Индустриальный», учредители товарищества собственников жилья никаких обязанностей или прав не имели и не несли ответственности; предоставление сведений об учредителях являлось формальной процедурой при регистрации юридического лица.

Таким образом, учредители Кадрова Г.И. и Малькова И.О. не могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поскольку не оказывали и не могли оказывать влияние на принятие существенных деловых решений ТСЖ «Индустриальный», в то время как привлечение к субсидиарной ответственности осуществляется, если полное погашение требований кредиторов стало невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц.

Суд также посчитал, что и председатель ТСЖ не может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поскольку не оказывал влияние на принятие существенных деловых решений ТСЖ с 14 года ввиду истечения полномочий, в то время как задолженность перед РСО образовалась в феврале 2015 года.

Наверно не сложно догадаться, кого в данной ситуации сделали «козлом отпущения». Узнать почему на управляющую организацию возложили субсидиарную ответственность по долгам ТСЖ, а также какой позиции по этому поводу придерживаются вышестоящие суды можно будет из второй части статьи.

Компания «Бурмистр.ру» продолжает прием заявок на «Закрытую ветку-2021». Вся необходимая информация тут.


Рассылка новостей ЖКХ

а также наших статей



Подпишись на рассылку новостей ЖКХ, а также наших статей!

Спасибо, вы успешно подписались на рассылку!